?

Log in

No account? Create an account

Уважаемый Вадим.
Спасибо за высокую оценку моего труда, и Ваше желание разбираться детально в том, что Вас интересует, тоже весьма похвально. Версия Алексея Фаттахова нажатия кнопки АЗ-5 интересна действительно, так что давайте рассмотрим её возможно подробнее.

Цитата из vicdim
«Чрезвычайно сомнительно, чтобы вчерашний стажер Л.Топтунов отважился на такое, тем более, что в регламенте это не прописано.»

Цитата из sertus

«В Регламенте это как раз прописано:
10.4. Блок должен быть переведен на пониженный уровень
мощности в случаях:
<...>
в) изменения реактивности реактора на величину более 0.3 м по
указателю АР (за время 3÷5 с);
Кстати говоря, эта версия событий, на мой личный взгляд, более адекватна свидетельствам очевидцев. Дятлов утверждает, что Акимов показал Топтунову жестом «дави кнопку», а после всплеска мощности Акимов закричал «Глуши реактор!». Мне в этом контексте представляется более логичным, что Акимов вначале не имел в виду заглушение реактора. С глушением реактора была явная несогласованность, и я плохо себе представляю, чтобы Акимов сначала сорок секунд следил за выбегом, а потом внезапно осознал, что надо дать команду на заглушение. Разумеется, всё это чистой воды спекуляции с моей стороны, но, тем не менее, у меня создалось такое впечатление.
» 

И всё-таки управление мощностью реактора с помощью кнопки АЗ-5 в регламенте не было прописано. Оно никак не могло быть там прописано, потому что это противоречило бы фундаментальным принципам обеспечения безопасной работы реакторов. Согласно этим принципам: аварийная защита реактора, это автономная самостоятельная система, единственной задачей которой является быстрое заглушение реактора при появлении соответствующего аварийного сигнала. Эту её функцию недопустимо смешивать с какими-либо еще функциями управления, и начавшееся защитное действие должно доводиться до конца, даже если исчез инициировавший его аварийный сигнал. Так устроены аварийные защиты на всех реакторах мира. Даже в тех куцых правилах ядерной безопасности ПБЯ-04-74, которые специально писались так, чтобы реактор РБМК-1000, проектировавшийся в соответствии с ними, получил право на жизнь, эти принципы были отражены (см. пп. 3.1.3 и 3.3.29).
Главный конструктор реактора РБМК-1000 нарушил оба этих требования. В электронной схеме АЗ-5 отсутствовал самоподхват действия аварийного сигнала, а в пояснительной записке к проекту (составная часть проектно-конструкторской документации) предполагалось совмещение функций аварийной защиты и управления мощностью реактора. Однако, в регламент он этого, разумеется, не включил. Цитата из регламента, приводимая Вами, никак не предполагает использования аварийной защиты для снижения мощности, почему Вы решили придать ей такой смысл? Скорость ввода посторонней реактивности 0.3 м ст.РР за 3-5 сек, это на порядок меньше, чем вводит система АР, и она вполне справится с такой реактивностью. Это обычное управление реактором даже не в ручном, а в автоматическом режиме.
Впечатление о происходившем на БЩУ у Вас явно сложилось неправильное. Без сомнения Акимов внимательно следил за выбегом, но с одной лишь очевидной целью: «когда же вся эта бодяга и нервотрёпка, наконец, кончится», и можно будет спокойно перейти к плановой остановке и расхолаживанию реактора. Снижать мощность реактора аварийной защитой, да ещё не самому, а дать такую команду неопытному Топтунову, это может присниться только в дурном сне. Я ни от кого никогда не слышал, чтобы так снижали мощность. Алексей Фаттахов и сам никогда этого не делал и ни от кого тоже не слышал, что бы тот это делал. Ни на каких других реакторах этого невозможно делать даже при всем своем желании, такой возможности не существует в принципе.
Вопрос  здесь только один. Почему Акимов не заглушил реактор сразу, как только начался выбег (как он и должен был сделать), а стал делать это только тогда, когда выбег уже практически заканчивался? У меня, лично, есть только одно объяснение, в тот момент из-за напряженной обстановки с удержанием тепло-гидравлических параметров в КМПЦ он об этом просто забыл, а когда выбег уже заканчивался, и стержни автоматических регуляторов дошли практически до нижних концевиков, дал команду на заглушение реактора. Думаю, что давая такую команду, он чувствовал некоторое облегчение.
 



На АЭС Фукусима-1 произошла совершенно другая авария, чем на Чернобыльской АЭС. Это вторая из двух вообще в принципе возможных с ядерным реактором аварий катастрофического масштаба. На Чернобыльской АЭС был неконтролируемый разгон (по простому, ядерный взрыв) на работающем реакторе, а на Фукусиме-1, это полная потеря охлаждения заглушенного (остановленного) реактора. На Фукусиме-1, как и на любой другой АЭС были предусмотрены все необходимые меры и имелись системы безопасности, предотвращающие такую аварию, но она, тем не менее, случилась. В чем же дело?

Дело в том, что есть еще и третий вид опасности - внешнее воздействие на сооружения и конструкции АЭС (террористические акции, падение самолета на реакторное здание, землетрясения и другие катаклизмы), в результате чего может произойти разрушение реактора и катастрофический выброс радиоактивности в окружающую среду. По современным требованиям к безопасности АЭС, они должны строиться с учетом противостояния всем этим опасностям. И это должно быть заложено в конструкцию зданий и сооружений. Каким образом данное требование было выполнено в проекте и при строительстве АЭС «Фукусима-1» пока не ясно.  Но, налицо факт: землетрясение силою в 8 баллов АЭС выдержала, а последовавшее за этим (не самое сильное) цунами нет. Произошло следующее.

Землетрясение разрушило линии электропередач, все три работавших реактора №№ 1, 2 и 3 были автоматически остановлены их аварийной защитой. Реакторы №№ 4, 5 и 6 в это время не работали, а из реактора № 4 даже было выгружено ядерное топливо. Станция оказалась полностью обесточена, и нет электричества для питания электроприводов насосов, обеспечивающих охлаждение реакторов. Это крайне редкая (почти невероятная), но предусматриваемая проектами АЭС авария. На этот случай имеется в резерве дизельная электростанция с необходимым запасом органического топлива. На «Фукусиме» эта станция включилась в работу и в течении примерно часа охлаждение проводилось по нормальной схеме в соответствии с регламентом эксплуатации. Заметим, что охлаждать надо не только сами реакторы, но и бассейны выдержки, в которых находится отработавшее топливо, выгруженное из реакторов ранее. Затем пришло цунами, и дизельная электростанция была полностью выведена из строя, охлаждение реакторов и бассейнов выдержки прекратилось.

Два таких маловероятных события как полное обесточение АЭС и независимо от этого выход из строя всех дизель-генераторов (на Фукусиме их было 13) не могут произойти одновременно (с интервалом в один час). Такое совпадение невероятно, и естественно проекты АЭС на такие двойные события не рассчитывают. Но для АЭС, расположенной на берегу океана,  землетрясение и цунами не являются независимыми событиями, и это должно было быть учтено в проекте АЭС и в организации противоаварийных мероприятий. В связи с этим возникает несколько вопросов.

1) Почему слабым звеном в этом двойном событии (землетрясение + цунами) оказалась дизель электростанция, а не реакторы, как должно было бы быть по смыслу принципов обеспечения безопасности.

2) В таком двойном событии цунами проявляется не сразу, а спустя какое-то время после подземного толчка (произошедшего в океане). Это время можно использовать для принятия каких-либо мер по предотвращению катастрофических последствий аварии. Были ли такие меры прописаны в проектных документах по обоснованию безопасности и в эксплуатационной документации по ликвидации аварийных ситуаций? Скорее всего, не были.

3) Сообщение о надвигающемся цунами пришло за 40 минут до его прихода на АЭС Фукусима-1. Понимали ли на АЭС и в энергетической компании TEPCO, что это цунами может полностью вывести из строя дизель электростанцию (единственный источник электричества) и какой последующей катастрофой это грозит? Предпринимали ли они в связи с этим какие-либо действия, даже если они не были прописаны в проектно-эксплуатационной документации? Похоже, что нет.

4) Почему в случае такой двойной аварии: полное обесточение АЭС с одновременным выходом из строя дизель-генераторной станции, не было предусмотрено (документами, регулирующими ядерную безопасность в Японии) немедленное объявление чрезвычайной ситуации (на государственном уровне) с соответствующей программой неотложных действий по ограничению и ликвидации последствий аварии?

 

В результате, когда такая (невероятная) двойная авария случилась, эксплуатационный персонал АЭС остался с ней один на один. Необходимо срочно принимать судьбоносные  нестандартные решения и немедленно совершать какие-то действия, не прописанной ни в одной инструкции или какой-либо другой эксплуатационной документации. Время не ждет. Если не начать каким-то образом отводить тепло из реакторов, то остаточного тепловыделения достаточно, чтобы полностью испарить всю воду из реактора в считанные часы. При этом в реакторе будут идти всевозможные разрушительные процессы и произойдет то, что в в конце концов действительно произошло.

 

Ни эксплуатационный персонал, ни руководство энергетической компании и, вообще, никто в системе органов управления энергетикой и обеспечения безопасности АЭС не оказался готов к решительным действиям в подобной чрезвычайной ситуации.


Чернобыльская авария


Близится 25-я годовщина этого события. Кто интересуется какими либо подробностями задавайте свои вопросы. У меня есть что сказать.

 

Перенос дискуссии из http://t-yumasheva.livejournal.com/14606.html .
 
Итак, обмен любезностями состоялся, можете успокоиться.  Дискуссия не стоит выеденного яйца, и она отнюдь не спор профессионала с любителем, и не отстаивание каких-то принципиальных идеологических позиций, как Вам это всё представляется, а разговор слепого с глухим.  Так как я не историк, то согласен играть в этой паре роль слепого, но уж Вам придется точно играть роль глухого.

О чем говорю я, если Вы внимательно прочитаете всё что я пишу, от первого до последнего слова? Я говорю о том, что согласно устоявшемуся общепринятому мнению Петр I, это не позор, а величие России (так сказать наше всё).  Проведите всенародный опрос (позор / величие), и что?  Вы сомневаетесь  в  его результатах?

А о чем говорите Вы, если убрать все Ваши митинговые эскапады и оставить только суть? Вы говорите о том, что у Вас, есть свой собственный взгляд на значение для России личности и реформ Петра 1. Этот взгляд основан на чтении трудов ряда историков и произведений писателей , и только такой взгляд  является единственно правильным.

Ну и что? Где тут предмет для спора? Каждый волен иметь какие угодно взгляды по какому угодно вопросу, только не надо навязывать свои взгляды другим. Факты истории, они ведь не зависят от того, кто что про них думает, они одни и те же у всех авторитетных историков. И уж, извините, их собственная общая оценка изложенного ими  же фактического материала для меня более ценна, чем Ваша.

А уж эту ерунду о продажности пишущих интеллигенов, о том кто кому продался (Руссо Екатерине или Ключевский Александру третьему) оставьте при себе. Это материал для симпозиума по конспирологии, а не аргументы в предметной дискуссии.

 

И еще. Несмотря на всю вашу трескотню по поводу «собратьев» и писания на шасси президента, я не понял двух главных вещей. Каковы же Ваши идеологические взгляды (так сказать мироощущение), почему Вы замешали в одну кучу таких разных и (как Вы считаете) любимых мной персонажей: душку Пол-Пота, художника Гитлера, сифилитика Ленина и богомольца Ивана IV?

И в то же время у Вас совершенно отсутствует персонаж, личность и деятельность которого  единственно и имело бы смысл сравнивать с личностью и деятельностью Петра I.  Догадываетесь кого я имею ввиду? Почему он отсутствует?


Проверка слуха.

АУ!!!   Есть тут кто живой?!

Jan. 14th, 2010


Коралловые рифы (Гавайи)